Этапы строительства Харлампиевого монастыря


Итак, накануне отъезда из Гатчины, 29 октября 1800 года, император Павел I утвердил план постройки монастыря. Спустя десять дней, уже 9 ноября, Павел Петрович подписывает указ Кабинету об отпуске денег на строительство в Гатчине монастыря во имя Святого Харлампия. «Потребную на построение въ Городе Гатчине монастыря воимя Святаго Харлампия, по сметамъ Нами Конфирмованнымъ сумму денегъ, Всего Сто девяносто девять тысячь семь-сотъ десять рублей, Повелеваемъ нашему Кабинету отпустить въ распоряжение Генерала отъ инфантерии и Генерала-прокурора Обольянинова, разделяя отпускъ внижеследующие сроки: Сего года въноябре и декабре месяцахъ по дватцати по пяти тысячъ рублей; будущаго 1801-го года въ генваре, феврале и марте по пятнатцати тысячъ рублей; по Апрель и Май по дватцати по две тысячи по пятьсот рублей; въ Июне, июле и августе по пятнадцати тысячъ рублей и въ сентябре четырнатцать тысячъ семь-сот десять рублей».

Согласно данному документу, к работам предполагалось приступить немедленно. Наиболее результативными должны были стать ноябрь–декабрь и апрель–май. К сентябрю, согласно плану финансирования, работы должны были быть закончены.

Что касается руководства проектом, то, как и при строительстве Казанского собора, курировать работы было поручено обер-прокурору Священного Синода, командору Державного ордена Иоанна Иерусалимского, бывшему Главноуправляющему Гатчиной Петру Хрисанфовичу Обольянинову. Непосредственно строительные работы вёл, незадолго до этого назначенный, архитектор Гатчины Андреян Дмитриевич Захаров. Контроль за исполнением работ осуществлял назначенный 14 октября 1800 года на должность Кастеляна коллежский советник Даниил Панов затем и колежский советник К.Н. Расихин. Финансовую отчетность вел казначей 8-го класса Креницын, делопроизводством занимались асессор Михеев, регистратор Сухов, секретарь Василий Витнягов (Витиклов?).

Сразу же после утверждения проекта, стали заключать договора с подрядчиками. Первые договора с купцом Воробьевым и мещанином Сусловым на выломку и поставку «черницкого камня» датируются 30 октября 1800 г. – на следующий день после утверждения проекта, за день до того, когда император навсегда покинет свою любимую резиденцию. Большинство договоров датируются 26-27 ноября. Подвозку основных материалов планировали закончить до 15 марта.

Несмотря на наступившие холода, как и в случае строительства Казанского собора, к земляным работам приступили сразу же. 15 декабря в гатчинском городовом правлении асессором Михеевым уже было составлено донесение, на оплату работ артели Андрея Иванова, которой было «вынуто для буту в новостроющемся монастыре шириною во 2 сажени, глубиною по местам от 2 до 2,85 по 1, 50 руб., шириною 3, глубиною поместам от 2 до 3, 34 погонных сажени по 2 рубля». Землю вынутую из рвов и погребов на своих подводах землекопы отвозили в Сильвию. В январе этой же бригаде были выплачены деньги уже за вбитые сваи. Работные люди крестьянина Леона Александрова подготавливали место под «монастырскую церковь» и «контрофорсы монастырской стены». Земляными работами также занимались работники артелей Епифима Иванова, Марка Федорова, Нефеда Рогожина, Ивана Манилова.

Плотники Терентий Петров и Павел Харламов «сотоварищи» работали «у свайной бойки под монастырь». Позже к ним присоединились и рядовые, квартировавшего в Гатчине, полка генерал – майора Кербеца и полковника Федорова. В феврале Иван Максимов и Федор Петров «со своими рабочими людьми» занимались распиловкой бревен на брусья, которые использовали для распорки земляных рвов. Каждая из таких артелей состояла из 4-20 рабочих. Согласно отчётным финансовым документам, эти работы продолжались до 23 марта 1801 года. К этому времени только вольнонаёмными людьми было забито 414 свай.

Одновременно с земляными работами зимними дорогами подвозили строительный материал. Так, уже в ноябре 1800 года софийским помещиком отставным подполковником бароном Густавом Фридриксом «изъ собственныхъ его лесных дачъ в Гатчино» были доставлены сосновые и еловые бревна, за которые только в январе 1801 года ему было выплачено 1800 рублей. Позже посредником в закупке бревен стал крестьянин деревни Загвостки Гендриков.

Подряды на поставку парицкой плиты получили гатчинский купец Илья Нудин, отставной надворный советник Ротгоф, гатчинские мещанине Никифор Суслов, Антон Панов, Нефед Александров, крестьянин деревни Химози Гавриил Булконе (Буиноне?). Перевозка её осуществлялась артелями под руководством крестьян помещика Демидова села Сквориц Прокофия Никитина, Матвея Шумилова, Ивана Валуева, Тимофея Никифорова, Моисея Андреева.

Каменные плиты привозили не только с ломки близь лежащих деревень Пудость и Черницы. В феврале 1801 года нарвскому мещанину Ивану Стовину «стоварищами» были выданы деньги за разборку фундамента «бывшаго поднаходившимися в экатеринвердере казармам».
К январю 1800 года купцом Мартьяном Воробьевым, крестьянами деревни Колпины Яковом Андреевым и Андрем Петровым и крестьянами деревни Тяглино Абрамом Кунту и Иваном Кунту к монастырю был подвезен и булыжный камень.

Договора на поставку «строевого без камешков, к употреблению годнаго песку» заключили с «гатчинским 3-й гильдии купцом Антоном Матвеевым сыном Толмачевым», крестьянином вотчины помещика Егора Пилибина Михайлом Феклистовым и, возможно, «содержателем гатчинской мельницы иностранцем Иоганном Штакеншнейдера», отцом знаменитого архитектора. Привозили песок, в основном, от «гатчинской мельницы». Поставкой из Черниц извести занимался гатчинский купец Иван Славянинов, а павловский купец «Поликарп Прокофьев сын Варгин» обязался поставить «обожженный на своея заводе алой, красный и железный» кирпич (интересно, что сын Поликарпа Варгина стал архитектором и был почетным членом гатчинского отделения братства во имя Пресвятой Богородицы).
Привезенные строительные материалы складировали на «пильной мельнице», рядом со строящимся монастырем, где их охраняли «инвалидныхъ ротъ» солдаты: Егор Иванов, Еким Тимофеев, Иван Павлов, Ерема Ильин.

Распоряжения, касающиеся хода работ, выполнялись незамедлительно.
12 января было принято решение о переносе с места строительных работ, находившегося там ранее, строения санкт-петербургского седельного цеха мастера Минувекта. Через два дня казначею Креницыну гатчинским городовым правлением было дано распоряжение: «за взятое в казну собственное его на означенном под строением монастыря месте находившееся строение денег тысячи двух сот рублей к прежде выданным шести стам рублям затем достальные деньги шесть сот рублей с распискою в расход и с распискою его Минувекта выдать из экономической суммы».

7 января был составлен наиболее ценный для нас документ на трех страницах, содержащий описание и размеры оконных рам, дверей и ворот. «1801 года генваря 7 дня въ Гатчинскомъ Городовом правлении столярного дела мастер Михайло Крейдеръ симъ обязуется для ново строющагося въ мариенбургской части монастыря… зделать в оном Сто восемь закладных прямоугольных рам c подъемными зимними и летними переплетами с отливом, с форточками... подоконными в толстоту стен досками вышиной двух аршин четырехъ вершков шириною одного аршина двух вершков по семи рублей с каждого места. Двенатцать полукруглых рамъ съ… зимними и летними перелетами форточками с подъемными досками вышиною двух аршин четырнадцати вершков шириною одного аршина двухъ вершков по десяти рублей съ места. Четырнадцать рам полукруглых вышиною шести аршин осмии вершков шириною двух аршин… зимними и летними переплетами форточками и подоконными досками поставленнымъ прирезкою къ оным задвижкам по тридцать рублей за каждую… ворота вышиною пяти аршинъ шириною четырехъ аршинъ створной из двухъ половинъ над то церковною стороною двери вышиною четырехъ аршинъ трехъ вершков шириною двухъ аршинъ из толстых досокъ… набойки прикрепив винтами железные рамы… прирезать замки, задвижки и запоры… ценою за ворота сорокъ а за двери дватцать рублей. Потребные къ сей работе гвозди потребить казенныя а клей моих подрятчиков, работу произвесть чисто и прочно знающими мастеровыми, коихъ имеют в достаточномъ числе. Рамы ипереплеты на место строения перевозить изъ мастерской на казенных подводах деньги получить смотря поуставности съ работъ которую… ипроизводить cъ крайнею поспешностью такъ что окончены были рамы къ 15-му числу апреля месяца непременно дабы при производству каменной работы съ поставокою остановки не было… расплата къ 15-му числу июля месяца сего года…». Через неделю, после подписания Крейдером договора, ему был выплачен задаток 300 рублей.

Одновременно со строительством монастыря велись и другие работы в Сильвии. Артели Афанасия Окунева, Григория Гаврилова, Павла Харламова, Мартына Гурова, Федора Петрова ремонтировали рядом находящуюся пильную мельницу – перестраивали террасу, меняли кровлю, делали новый шлюз и перегородку для «сухого колеса», покрывали смолой плотину. Купец Мартьян Воробьев возглавил прокладку «лещадной дороги от замка к Мариенбургу», вдоль которой рабочие подрядчика коллежского советника Даниила Панова высаживали привезённые «дикие кусты».

К 15 марта планировали закончить перевозку парицкой плиты, песка; 15 апреля намечены были работы по установке ворот, дверей. В сентябре, согласно плану финансирования, в монастыре должны были закончиться работы.




Работает на: Amiro CMS